Горбачеву снится сон что на том уж свете он кто автор



Страшный суд

Страшный суд (автор неизвестен,заранее благодарен, если автор отзовется,
далее продолжение)

Горбачеву снится сон,
Что на том уж свете он
Видит длинный стол во сне
И решетка на окне.
На скамейке трое в ряд
Свесив головы сидят.
Он, конечно, понял тут,
Что попал на страшный суд.
Вдруг затихло все и вот
Объявляют: «Суд идет».
Приклонили все колени
Вместо бога входит Ленин.
Грозно руку поднимает,
Суд загробный начинает:
Подойди, товарищ Сталин,
Чтить тебя хоть перестали,
Но заслуг минувших лет
Сохранился все же след.
Впрочем, речь сейчас о том,
Как испортился потом.
И скажи ты не тая,
Велика ль вина твоя!
Ты себе присвоил право
Суд вершить, чинить расправу.
Кто в Сибирь, кому расстрел
Как же это ты посмел?
Или ты умом отстал?
А ведь я предупреждал!
Если хочешь быть у власти-
Обуздай покрепче страсти!
Должен быть слугой народа.
Не царем, не воеводой
Ты нарушил договор
И послушай приговор.
Есть тебе о чем тужить-
Будешь верою служить
Ты у грозного царя
Он прибил секретаря!
Сам узнаешь у Ивана
Каково служить тирану!

Ну, Никита, твой черед
Выходи сюда вперед
Здесь сплошная темнота
Не заслуг и не ума.
Ты зачем, не зная броду,
Лез всегда и всюду в воду.
И везде совался смело
Да твое ли это дело?
Кукурузу разводить?
Иль учить коров доить?
И зачем по заграницам
Разбазарил всю пшеницу?
Ты народ обидел кровно
Даже тем, твоя Петровна
Возомнив себя царицей
Хлеб дарила за границей.
И зачем скажи, нахал
Целину ты распахал?
Ведь хватило б на века
Мяса там и молока!
Ну и шут ты, братец мой
Удивлял ты всех порой
Даже опытных в дебатах
Заграничных дипломатов.
До сих пор им не понять
Чем страшна у Кузьки мать?
Шутовство — твое призванье
Ты прими как наказанье
Хоть тебе не по нутру
Послужи шутом Петру!

Леня, что-то ты не весел,
Что головушку повесил?
Выходи на правый суд
Или ноги не несут?
Расскажи нам, как ты правил,
Без штанов ведь всех оставил
В магазинах хлеб да килька,
В промтоварах только шпилька.
На Руси такой печали
Отродяся не видали.
И чему же тут дивиться?
Стали бледными девицы
Разве хватит для красы
Килограмма колбасы?
Мужики – печаль и горе
Утопили в пьяном море.
Запустенье, лень и скука
Захирела вся наука.
Ни с кого тут не спроси
Серость бродит по Руси
Но зато как на болоте
Нечесть всякая в почете.
Казнокрады и хапуги,
Спекулянты и варюги,
Тунеядцы, бюрократы
Несуны и горлохваты.
Вот такой взрастил букет
За неполных 20 лет!
Так за что же, милый мой,
Ты четырежды герой?
Может мира на планете
Ты добился в годы эти?
Или был во вражьем стане
Где-нибудь в Афганистане?
Не в боях, ни в дни труда
Не оставил ты следа.
Где же мог ты ухитриться
Так героически отличиться?
Ах, писал «Воспоминанья»?
Заслужил ты наказанье.
Эй, несите-ка сюда
Все медали, ордена.
Звезды, ленты, аксельбанты,
Все значки и транспаранты.
Век носи теперь, старайся
Да под ношей не сгибайся!

Ленин голову поднял
Горбачева увидал:
Михаил Сергеич, друг!
Почему такой испуг?
Ведь тебя же может быть
Вроде не за что судить!
Ясность мысли, ум и честь
У тебя как-будто есть,
Но на весь дальнейший путь
Все что было, не забудь.
Твердым будь, но не тираном,
Не царем, а капитаном.
Будь скромней, по заграницам
Не вози с собой царицу!
Не зазнайся, будь здоров.
И не вешай орденов!

Продолжение (Григорий Евфиц)

(И не вешал орденов
До сих пор он жив, здоров,
Всю проехал заграницу
И возил с собой царицу.
Перестройку учинил
И Союз весь развалил,
Даже главного судью
С пьедестала под скамью.
Нахлебались мы талонов,
Испытали бастионов,
Расстреляли Дом Советов
Вы осмыслите всё это.)

Горбачев сел на скамью
Размышлять про жизнь свою,
Поднял голову и тут
Увидал – троих ведут.
Одного он в раз признал
Двух других он не встречал.
«То Владимир, Дмитрий тут»-
Так двоих Борис представил,
Тех, кто после его правил.
Рядом сели на скамью»
Слушать про свою «семью».

Расскажу, что было дальше
Я тебе без всякой фальши.

Ты, Борис, тут вроде прав
У тебя крутой так нрав.
Демократию и рынок
Сделал всем нам на починок.
Но затем – дефолт рубля
Захирела вся земля.
Разбазарил всё добро,
Вновь народу не везло.
Демократ ты был таков
Лечь на рельсы был готов,
Лишь бы цены не поднять
Даже Марксу не понять.
Отголоски этой власти
Так вели нас напрямик
Бушуют газовые страсти,
Родили газовый тупик.
Так свои стремятся в НАТО
Посмотрел бы Бог наш тато.
Он бы так сказал: «Славяне!
Ваши корни не увяли».
Виток новый завернул
Бразды Владимиру спихнул,
Получи страну-развал,
Вот какой Борис Нахал.

Ну, Владимир, ты крепись
Смотри вновь не ошибись,
Терпеливому народу
Дашь работу и свободу.
Засучил он рукава,
Но судьба всегда права
Для правителя начало
Испытательно звучало.
В экономике, в деревне
Было трудно, как издревле.
Тут Чечня и взрыв подлодки
Это всё плохие сводки.
В телестудии пожар,
Взрыв домов, сплошной завал.
Запалили мы тайгу
И кричим: «Спасай Шойгу».
Расплатились мы с долгами,
Прочный золота запас.
В экономике сегодня
Старт хороший взят у нас.
У бюджетников настрой
Позади былой застой.
А старик пенсионер
Влачит жалкий свой удел.
Он дает отчёт народу
Он теперь у нас премьер,
Тянет лямку для народа
Одолел крутой барьер.

И новый президент Медведев,
То созвучье про медведя,
Взял бразды страны серьёзно
У нас иначе невозможно.
Сдал экзамен на Кавказе
Защитили осетин
И народ весь во Абхазе
Защитили от грузин.
Возрождает мощный флот
Страж он мира, наш оплот.
Бороздим мы океан
Добрались в страну банан.
На коррупцию поход
Напрямую – не в обход,
Будем кризис побеждать
Справедливость утверждать.
Пусть ведет этот тандем
От жизни нам застойной,
Дмитрия, Владимира
К жизни нас достойной.

Источник статьи: http://stihi.ru/2009/09/16/8013

Сон товарища Горбачёва

Горбачёву снится сон –
на том свете будто он.
Видит длинный стол во тьме
и решётку на окне.
На скамейке трое в ряд,
свесив головы, сидят.
Он, конечно, понял тут,
что попал на Страшный суд.
Вдруг затихло всё, и вот
объявляют: «Суд идёт»
Преклонили все колени,
видят: вместо бога – Ленин,
грозно руку поднимает,
суд загробный начинает:

«Подойди, товарищ Сталин,
знать тебя хоть перестали,
но заслуг минувших лет
сохранился всё же след.
Впрочем, речь сейчас о том,
как испортился потом.
И скажу я, не тая, —
велика вина твоя!
Ты присвоил себе право
суд вершить, чинить расправы,
кто – в Сибирь, кому – расстрел.
Как же это ты посмел?!
Или ты умом устал,
а ведь я предупреждал:
если хочешь быть у власти,
обуздай покрепче страсти.
Должен быть слугой народа,
не царём, а воеводой.
Ты нарушил уговор,
так послушай приговор:
«Есть тебе о чём тужить –
будешь верою служить
ты у Грозного-царя –
он убил секретаря.
Сам узнаешь у Ивана,
каково служить тирану!»

«Ну, Никита, твой черёд,
выходи сюда вперёд!
Здесь – сплошная темнота,
ни заслуг и ни ума!
Ты зачем, не зная броду,
лез всегда и всюду в воду?
И везде совался смело.
А твоё ли было дело
кукурузу разводить,
иль уметь коров доить?
Ты зачем по заграницам
разбазаривал пшеницу?
Ты народ обидел кровно,
даже тем, что и Петровна*,
возомнив себя царицей,
хлеб дарила заграницу.
И скажи: зачем, нахал,
целину ты распахал?
Ведь хватало на века
мяса нам и молока!
Ну и шут ты, братец мой,
удивлял ты всех порой –
даже опытных в дебатах
заграничных дипломатов.
До сих пор им не понять,
чем страшна у Кузьки мать!
Шутовство – твоё призванье.
Получай же наказанье:
хоть тебе не по нутру,
послужи шутом Петру!»

«Лёня, что же ты не весел?
Что же челюсть ты отвесил?
Выходи на правый суд!
Или ноги не несут?
Расскажи нам, как ты правил,
без штанов страну оставил,
в магазинах – хлеб да кильки,
в промтоварных – только шпильки.
На Руси такой печали
отродясь мы не видали!
Стали бледными девицы!
Так чему же здесь дивиться?
Разве хватит для красы
триста граммов колбасы?!
Мужики печаль и горе
утопили в пьяном море.
Запустенье, лень и скука,
захирела вся наука,
и кого тут ни спроси,
серость бродит по Руси!
Но зато, как на болоте,
нечисть всякая в почёте:
казнокрады и хапуги,
спекулянты и ворюги,
тунеядцы, бюрократы,
несуны и горлохваты.
Вот какой взрастил букет
за неполных двадцать лет!
Так за что же, милый мой,
ты пять раз уже Герой?!
Может, мира на планете
ты добился в годы эти?
Или был во вражьем стане –
может быть, в Афганистане?
Ни в боях, ни в дни труда
не оставил ты следа!
Где же мог ты ухитриться
так геройски отличиться?
Ах, писал воспоминанья?
Заслужил ты наказанье!
Эй! Несите же сюда
все медали, ордена,
звёзды, ленты, аксельбанты,
все значки и транспаранты!
Всё носи теперь, старайся,
но под ношей не сгибайся!»

«Да… Андропов и Черненко.
Я не стал их приглашать –
они просто не успели
дров за бытность наломать…»

Ленин голову поднял,
Горбачёва увидал.
«Михаил Сергеич, друг,
почему такой испуг?
Ведь тебя мне (как же быть?)
вроде не за что судить.
Верность мыслей, ум и честь
у тебя как как будто есть.
То, что видел, — не забудь,
и в делах потвёрже будь!
Добрым будь, а не тираном,
не царём, а капитаном!
Будь скромней: по заграницам
не вози свою царицу!
Не зазнайся! Будь здоров!
И не вешай орденов!»

Источник статьи: http://stihi.ru/2009/09/22/3362

Сон горбачёва

Из Интернета, автор не известен.

Горбачёву снится сон,
Что на том уж свете он.
Видит длинный стол во сне
И решётку на стене.

На скамейке трое в ряд,
Свесив голову сидят.
Он, конечно понял тут,
Что попал на Страшный Суд.

Вдруг затихло всё и вот,
Объявляют:- Суд идёт.
Приклонили все колени,
Вместо Бога Входит Ленин.

Грозно руку поднимает,
Взглядом всех соизмеряет.
Подойди, товарищ Сталин,
Чтить тебя хоть перестали,
Но заслуг минувших лет
Сохранился всё же след.
Впрочем, речь сейчас о том,
Как испортился потом.

И, скажу я не тая,
Велика вина твоя.
Ты себе присвоил право,
Суд вершить, чинить расправы.
Кого в Сибирь, кому расстрел.
Как же ты, подлец, посмел?

Ты нарушил договор,
И последний уговор.
Есть о чём тебе тужить.
Будешь верою служить
Ты у Грозного царя.
Ты прибил секретаря,
Сам узнаешь у Ивана,
Каково служить трану.

Ну, Никита, твой черёд,
Выходи сюда вперёд.
Ты сплошная темнота,
Ни заслуг и не ума.
Ты зачем, не зная броду,
Лез всегда и всюду в воду,
И везде совался смело.
А твоё ли это дело?.

Кукурузу разводить,
Иль коров учить доить.
А зачем по заграницам
Разбазарил ты пшеницу.
Ты народ обидел кровно,
Даже тем, что и Петровна,
Возомнив себя царицей,
Хлеб дарила за границу.
А зачем, скажи нахал,
Целину ты распахал.
Здесь хватило на века
Мяса нам и молока.

Ну и ты ведь, братец мой,
Удивлял же всех порой,
Даже опытных в дебатах
Заграничных дипломатов.
До сих пор им не понять,
Чем страшна у Кузьки мать.
Шутовство твоё призванье,
Так прими же в наказанье –
Хоть тебе не понутру,
Послужи шутом Петру.

Лёня, что же ты не весел,
Что ж ты челюсти отвесил.
Расскажи-ка как ты правил,
Без штанов народ оставил.
В магазинах хлеб да килька,
В промтоварах только шпилька.
На Руси такой печали
Отродяся не видали.

Стали блудными девицы
И чему же здесь дивиться,
Разве хватит для красы
Килограмма колбасы.
Мужики печаль и горе
Утопили в пьяном море.
И, кого ты не спроси,
Серость бродит по Руси.

Но за то, как на болоте,
Нечисть всякая в почёте.
Казнокрады и хапуги,
Спекулянты и ворюги,
Тунеядцы, бюрократы,
Несуны и горлохваты.
Вот ты взрастил букет
За неполных двадцать лет.

А за что же, милый мой,
Ты четырежды герой?
Может мира на планете
Ты добился в годы эти
Или был во вражьем стане
Где-нибудь в Афганистане.
Ни в боях, ни в дни труда,
Не оставил ты следа.

Ах, писал « Воспоминанья».
Заслужил ты наказанье.
Эй, несите-ка сюда
Все медали, ордена,
Звёзды,. ленты, аксельбанты —
Всё носи, теперь старайся,
Да под ношей не сгибайся.

Ленин голову поднял,
Горбачёва увидал.
— Михаил Сергеич, друг,
Почему такой испуг?
Ведь тебя пока, как быть,
Вроде не за что судить.
Ясность мысли, ум и честь
У тебя как-будто есть,
Но на весь дальнейший путь
То, что видел, не забудь.
Твёрдым будь, но не тираном,
НЕ царём, а капитаном.
Будь скромней, по заграницам
Не вози свою царицу.
Не зазнайся, будь здоров
И не вешай орденов.

Источник статьи: http://stihi.ru/2017/07/10/4582

***сон президента. и наяву

ЧАСТЬ 1.***СОН ПРЕЗИДЕНТА, . И НАЯВУ. ***

Горбачеву снится сон, что на том уж свете он.
Видит яркий свет во сне и решетку на окне.
На скамейке трое вряд, свесив головы сидят.
Он, конечно, понял тут,
Что попал на Высший Суд.

Вдруг затихло все, и вот,
Объявляют: «Суд идет!»
Преклоняют все колени,
Вместо Бога входит…
…Ленин.
Грозно руку подымает,
Суд загробный начинает:

Подойди, товарищ Сталин;
Чтить тебя хоть перестали,
Но за счет минувших лет
Сохранился все же след.
В общем речь сейчас о том,
Как испортился потом.

И, скажу я не тая,
Велика вина твоя.
Ты себе присвоил право
Суд вершить, чинить расправу.
Кого в Сибирь, Кому –расстрел…
Как же это ты посмел?!
Или ты умом отстал.

А ведь я предупреждал:
Должен быть слугой народа,
Ни царем, ни воеводой.
Ты нарушил уговор
И послушай приговор:

Есть тебе о чем тужить-
Будешь верою служить
Ты у Грозного царя
(Он прибил секретаря)
Сам узнаешь от Ивана,
Каково служить тирану!

Ну, Никита, твой черед!
Выходи сюда, вперед.
Здесь — сплошная темнота,
Ни заслуг и ни ума.
Ты зачем, не зная броду,
Лез везде и всюду в воду?

И везде совался смело…
Да твое ли это дело
Кукурузу разводить,
И коров учить доить?
Ты зачем по заграницам
Разбазаривал пшеницу?
Ты народ обидел кровно;
Даже тем, что и Петровна,
Возомнив себя Царицей,
Хлеб дарила за границей.

И зачем, скажи, нахал,
Целину ты распахал?
Ведь хватило б на века
Мяса там и молока!

Ну и тут ты, братец мой,
Удивлял ты всех порой
Даже в опытных дебатах
Заграничных дипломатов,
До сих пор им не понять,
Чем страшна у Кузьки мать!

Шутовство- твое призвание,
И не надо здесь искания:
Говорю я без обмана-
Будешь ты шутом Ивана!

Леня, что ж ты брат не весел?!
Что ж ты челюсть-то отвесил.
Выходи на правый Суд,
Или ноги не несут?

Расскажи же, как ты правил.
Без штанов ведь всех оставил!
В магазинах- хлеб да килька,
В промтоварах- только шпильки!

На Руси такой печали
Отродяся не видали.
Стали бедными девицы,
И чему же здесь дивиться!
Разве хватит для красы
Килограмма колбасы?!

Мужики печаль и горе
Утопили в «пьяном море»;
Запустенье, лень и скука;
К низу катится наука.
И кого тут не спроси-
Серость бродит по Руси.

Но зато, как на болоте,
Серость всякая в почете:
Казнокрады и хапуги,
Симулянты и ворюги;
Тунеядцы, бюрократы,
Нищие и горлохваты.
-Вот такой взрастил «Совет»
За неполных 20 лет.

Так за что же, милый мой,
Ты четырежды Герой?
Может мира на планете
Ты добился а годы эти?
Или был во вражьем стане
Где-нибудь в Афганистане?
Ни в боях, ни в дни труда
Не оставил ты следа.
Где же мог ты ухитриться
Так геройски отличится?

Ах, писал воспоминания,
Заслужил ты наказание:
Эй! Несите-ка сюда
Все медали, ордена,
Саблю, звезды, аксельбанты,
Все значки и транспаранты!
Вот неси теперь, старайся,
Да под ношей не сгибайся!

…Ленин голову поднял,
Горбачева увидал…

Михаил Сергеич, Друг,
Почему такой испуг.
Ведь тебя, пока бы, вроде,
Не за что судить в народе.

Ясность мысли, ум и честь,
У тебя как будто есть.
Но на весь дальнейший путь,
Что видал- не позабудь.

Твердым будь, но не тираном;
Ни царем, а капитаном.
Будь скромней, по загранице
Не вози с собой «царицу».
Не зазнавайся, будь здоров,
И не вешай орденов.

Здесь делать нечего тебе,
Ты им нужен на земле.
Отпускаю я тебя,
Только помни ты меня!
Я тебя предупредил….
….Ну иди же, Михаил.

ЧАСТЬ 2 *РАБОЧИЙ ДЕНЬ 1990 ГОДА*

Горбачев проснулся рано,
Встал ускоренно с дивана-
На семейную кровать
Не пустила Рая спать.

Накануне вот что было:
Вдруг Раиса учудила-
-«Коли я тебе жена-
быть в Правительстве должна!»

Разразилась благим матом,
Предъявила ультиматум:
«Иль а Правительство вводи-
Или завтра ж уходи!»

Михаил собрал совет,
Просит срочно дать ответ.
Ельцин руку подымает
Самым первым выступает:
«Рая, правителя жена,
Поскромнее быть должна.
На уме у Раи тряпки,
А под шляпкой пустота,
Право слово- срамота!»

Не успел закончить Боря,
Рот ему закрыли вскоре.
Вдруг раздался шум и звон:
«Ельцина с трибуны вон!»

Выступил еще оратор,
Демагог и провокатор,
Из ЦК такого – вон…
…И Раиса возомнилась,
Своего таки добилась;
И такие вот дела:
До инфаркта довела
(Чуть Бориса не убила)
И Наину оскорбила.

Снова пленум он собрал
И советоваться стал…

«Леди Первая Союза
Государству не обуза,
Просим Раю уважать
И всемирно ублажать.
Учредим для этой дуры,
Специальный Фонд Культуры,
И в Правительство внедрить,
Чтоб могла вольготно жить.
Миша, наш ты дорогой,
Дорожим уж мы тобой;
Всей душей тебя любя
Уважаем мы тебя.
Ты за трезвость нам прости,
Но Раиску — украти,
И пусть знает вся Страна-
Лидер – ТЫ, а не она».

Источник статьи: http://stihi.ru/2001/04/22-234

Стишок №196222

Горбачеву снится сон,
Что на том уж свете он
Видит длинный стол во сне
И решетка на окне.
На скамейке трое в ряд
Свесив головы сидят.
Он, конечно, понял тут,
Что попал на страшный суд.
Вдруг затихло все и вот
Объявляют: «Суд идет».
Приклонили все колени
Видит: вместо бога –Ленин
Грозно руку поднимает,
Суд загробный начинает:
:Подойди, товарищ Сталин,
Чтить тебя хоть перестали
Но заслуг минувших лет
Сохранился все же след.
Впрочем, речь идет о том,
как испортился потом.
И скажу я не тая
Велика вине твоя!
Ты себе присвоил право
Суд чинить, вершить расправу.
Кто в Сибирь, кому расстрел
Как же это ты посмел?
Или ты умом отстал?
А ведь я предупреждал!
Если хочешь быть у власти-
Обуздай покрепче страсти!
Должен быть слугой народа.
Не царем, не воеводой
Ты нарушил договор
И послушай приговор.
Есть тебе о чем тужить-
Будешь верою служить
Ты у грозного царя
Он прибил секретаря!
Сам узнаешь у Ивана
Каково служить тирану!

Ну, Никита, твой черед
Выходи сюда вперед
Здесь сплошная темнота
Не заслуг и не ума.
Ты зачем, не зная броду,
Лез всегда и всюду в воду.
И везде совался смело
Да твое ли это дело?
Кукурузу разводить?
Иль коров доить учить?
И зачем по заграницам
Разбазаривал пшеницу?
Ты народ обидел кровно
Даже тем, что и Петровна
Возомнив себя царицей
Хлеб дарила заграницей.
И зачем скажи, нахал
Целину ты распахал?
Ведь хватило б на века
Мяса нам и молока!
Ну и шут ты, братец мой
Удивлял ты всех порой
Даже опытных в дебатах
Заграничных дипломатов.
До сих пор им не понять
Чем страшна у Кузьки мать?
Шутовство — твое призванье
Ты прими как наказанье
Хоть тебе не по нутру
Послужи шутом Петру!

Леня, что же ты браток не весел?
Что ты челюсти повесил?
Или ноги не несут?
Расскажи нам, как ты правил,
Без штанов ведь всех оставил
В магазинах хлеб да кильки,
В промтоварах только шпильки.
На Руси такой печали
Отродяся не видали.
Стали бледными девицы
Да чему же тут дивиться?
Разве хватит для красы
Килограмма колбасы?
Мужики – печаль и горе
Утопили в пьяном море.
Запустенье, лень и скука
Захирела вся наука.
Ни с кого тут не спросить:
Серость бродит по Руси
Но зато как на болоте
Нечесть всякая в почете,
Казнокрады и хапуги
Спекулянты и варюги
Тунеядцы, бюрократы
Несуны и горлохваты.
Вот такой взрастил букет
За неполных 20 лет!
Так за что же, милый мой,
Ты четырежды герой?
Может мира для планеты
Ты добился в эти лета?
Или был во вражьем стане
Где нибудь в Афганистане?
Не в боях и в дни труда
Не оставил ты следа.
Где не мог ты ухитриться
Так героически отличиться?
Ах, писал «Воспоминанья»?
Заслужил ты наказанье.
Эй, несите нам сюда
Все медали, ордена.
Звезды, ленты, аксельбанты
Все значки и транспаранты
Вот теперь неси старайся
Да под ношей не сгибайся!

Ленин голову поднял
Горбачева увидал:
Михаил Сергеич, друг!
Почему такой испуг.
Ведь тебя, пока как будто
Вроде не за что судить!
Ясность мысли, ум и честь.
Но на весь дальнейший путь
Все что видел, не забудь.
Твердым будь, но не тираном,
Не царем, а капитаном.
Будь скромней, по заграницам
Не вози с собой царицу!
Не пугайся, будь здоров.
И не вешай орденов!

Источник статьи: http://www.anekdot.ru/id/196222/


Adblock
detector